Вечерние улицы города казались шире из за малого количества людей, и отсутствия машин, что стояли в гаражей, молчаливо дожидаясь своего времени, когда они смогут снова вырваться из за стен этих коробок, дабы направиться навстречу новым приключениям. Только странная зима скорее всего не даст сбыться этим мечтам еще очень долгое время. Так как сильные морозы сковали дороги, повысив возможность аварии, которые итак сокрушали город несколько недель, заставив ГАИ и ночами караулить покой города.
Сейчас фонари одной из многочисленных улиц выхватил тени домов, что укутались под шапками хрустящего снега. По прочищенной тропинке медленно шел молодой парень, что весело напевал незатейливую песню под нос. Он был высокого роста, но ничуть не стеснялся этого, считая, что коль таким уродился, нужно гордиться и этим. Он вообще мало чего стеснялся, и его горячее, и главное, открытое сердце открывало дорогу во многие закрытые места. Множество друзей и девушек, что хотели бы дружить с ним. О чем еще можно мечтать в молодости? Однако, все это не завлекало его, и он тянулся душой к тому, что сам не мог объяснить. Часто ночами он выходил из дома, чтобы просто наслаждаться спящим городом, который полностью менялся в это время суток. Пропадала вся его суета, и грязные виды помоек, от которых воротишь нос. Вывески придавали особый шар уродливым днем магазинам, делая их более целомудренными, что ли. В общем, ночь была особым временем этого городка, и парень всегда считал, что у них есть незримые ангелы Хранители, что хранят покой домов. Он верил в это всем своим маленьким сердцем, несмотря на большее тело, и никто не смог бы пошатнуть его веру. Но, к счастью, а может быть нет, он никогда не делился этими мыслями даже со своими близкими, оставляя это только для самого себя.
Вот и сейчас он вышел прогуляться из дома, так как был в небольшой растерянности от того, что поссорился с одной девушкой, которая очень сильно нравилась ему, и училась вместе с ним на одном курсе. Такие прогулки обычно освежали его, и придавали духу принять важное решение. Как звали этого молодого паренька? Может быть Глеб, или Виктор? Да и кому важны имена в такие вот минуты жизни, когда кажется, что иной мир приоткрывает свои завесы, становясь более тесным с нами? Как бы не звали моего героя, но он тревожно замер, не понимая почему его вдруг охватила тревога, предупреждающая о том, что не стоит идти далее по занесенной снегом улице, что приведет его к площади Ленина, где стояла администрация с именем вождя, которому поклонялись и верили миллионы. Скосив взгляд направо, он был готов поклясться в том, что увидел мужчину в нелепой светлой мантии, что фактически сливалась со снегом, и что за его спиной развивались крылья.
- Тьфу ты, ну и привидится же – чуть удивленно пробормотал парень, когда протерев глаза понял, что никто не стоит в том сугробе, и только резко поднявшийся ветер несет липкий снег прямо его в лицо, не давая ничего видеть вокруг. Прикрывая глаза варежками, он тихо засмеялся, не заметив второго силуэта, что тревожно прошел рядом с ним, появляясь из под тени телеграфного столба, и исчезая в переулке улицы, скрываясь через проходы домов. Нелепая черная мантия, и …. Как не нелепо звучало это, черные крылья, сотканные будто из тумана, прикрывали спину мужчине, что скептически покачало головой, будто предвещая какое-то несчастье для студента, что неизбежно приближался к нему, и сам не подозревая об этом.
Он брел несколько метров наудачу, ослепленный в буквальном смысле слова потоками снега, что резко прекратился, как только он вышел на начало улицы, совершенно случайно натолкнувшись на что то живое.
-Ой.. – вырвалось из его губ, и он невольно сделал пару шагов назад, наконец открывая глаза, и ошарашено смотря по сторонам. На него глядели в ответ два милиционера в зимней форме, отчего служители закона казались еще шире, чем были на самом деле.
-Простите пожалуйста, я просто не видел ку… - начал извиняющим тоном объяснять им студент это маленькое недоразумение, которое казалось ему сущим пустяком, на которое не стоит даже обращать внимания. Приняли извинения, и забыли, как говорится.
-А ну заткнись, сука… Знаю я как вы случайно так толкаете, а потом ножи в спинах. Отвечай урод, что делаешь здесь в столь позднее время?
Студента поразило две вещи сразу –ничем неприкрытая наглость мужчины, который не имел права так разговаривать с ним, но возразить ему было страшно, так как они могли и просто избить его, и потом пойди докажи, что не поймали пьяным, и ты не пытался удрать и оказать при этом сопротивление. А во-вторых, его поразило странное состояние двух сотрудников милиции, что чуть пошатывались, и было видно как резко бегают в сторону глаза.
-Они что? Пьяные? – мелькнула в голове дикая мысль, которая была правильной, так как мужчины сейчас в самом деле были в странном состоянии опьянения, и сразу же всплыли все проблемы, что мучили их много лет. И косые взгляды сотрудников, что были готовы наклепать на друг друга ради повышения или премии. И косые взгляды, что подозревала об очередной любовнице, которая, вот стерва, смеет еще что-то требовать. Злость явно копилась в этих людях долгое время, и сейчас требовала выхода, который был найден сначала в алкоголе, а теперь в этом миролюбивом пареньке, что не сможет ничего сделать, или пожаловаться на них начальнику. Что еще большое распаляло злость, которая сейчас полностью скопилась в облике этого одинокого студента.
- М… я не понимаю о чем вы говорите, какие ножи? Я просто шел мимо, и ветер – слова неуверенно вырывались из уст с легким туманом, создавая вокруг головы едва слабые очертания. Чего? Этого я не могу сказать, но на короткий миг так показался мрачный лик странного незнакомца с черными крыльями, что прошел тогда дальше. И рассыпался на мелкие осколки. Тон парня окончательно дал право милиционерам чувствовать себя хозяевами ситуации, и они не стали более ждать.
-А ну заткнись падаль, говорить будешь когда спрашивать начнем – с какими то безумным огнем первый мужчина нанес сокрушительный удар несчастному, отчего тот просто сложился пополам, издав тихий стон. Пальцы под лицом чувствовали горячие потоки крови, что заливали ему губы, и намочили варежки, которые так и не было сняты. Он не успел даже распрямиться, как второй удар просто уронил его на мостовую, заставив вырвать из себя еще один жалобный стон.
С каким-то ужасным остервенеем они били его тяжелыми носами зимних ботинок, отчего трещали ребра парня, били его ногами по закрытому лицу, с каждым ударом злясь все сильнее. Искаженные яростью лица скорее походили на маски глумливых демонов, что пришли в этот мир издеваться над невинными душами тех, кто может попасть в их коварные сети.
Парень еще всхлипывал несколько минут, пытаясь хотя бы как-то уворачиваться от ударов, но затем затих, остекленным взглядом продолжая смотреть на окровавленную варежку, от которой шел слабый пар. Он умер, а точнее его забили до смерти.
С каменными лицами закончив свои дело, сотрудники милиции сплюнули на снег, поспешно отправляясь в другую сторону, и даже не пытаясь спрятать тело, что сиротливо лежало возле каменных плит, что ограждали начало площади от соседней улицы, не давая машинам проехать здесь, и оставляя место пешеходам.
Два убийцы ничего не говорили друг другу о случившимся только что, но хмель медленно покидал их рассудок, давая возможность понять с ужасом только что содеянное. И как это не прискорбно, но в головах мужчин появились мысли совсем не о раскаянии, а о том, чтобы ничего не говорить никому, и постараться просто забыть случившиеся, и убедить самих себя в необходимости случившегося. О да, человек способен на очень многое, особенно когда это касается оправдания самого себя.
Ветер жалобно дул между двумя домами, где лежало безжизненное тело паренька, слабо освещаемое вывесками почты, что стояла прямо на этой улице. Никого не было сейчас рядом, и никто не мог увидеть случившегося. Ну или почти никто, так как к парню медленно приближались две фигуры.
Два крылатых существа, в которых некоторые люди сразу же узнали бы двух неразлучных братьев – Самила и Солуна (даже временная ненависть Солуна ко всему живому не дала оттолкнут их от друг друга, и через некоторое время они снова нашли понимание и помощь у друг друга). Два ангела нашего времени, как прозвали их некоторые люди, и они были по своему правы. Они в самом деле не походили на канонические образы христианской церкви, и не были небесными посланниками в прямом смысле этого слова. Они были созданными творениями студента, чье сознание и горячее вера сумела дать им жизнь, и они сами долгое время не знали этого. Два брата, любящие и скорбящие.
Светлый Самил , чей лик сейчас был полон слез, и он опустился рядом с умершим, осторожно закрывая его стеклянный взор тонкими пальцами, что чуть дрожали от боли. Белоснежные крылья даже потускнели от той боли, что раздирала сейчас его изнутри мелкими иголками.
И темный ангел Солун, который жалел парня не меньше светлокрылого, мрачно смотря на еще теплое тело. По его изможденному лицу нельзя было понять о чем же именно он думает, но брат видимо уже хорошо понимал его характер, тревожно подняв на него взор.
-Нет, брат, мы не имеем право вмешиваться в это дело. Не в этот раз, ибо мы опоздали. Мы не можем наказывать уже совершившиеся зло, не забывай об этом, ведь именно поэтому у тебя новые крылья – голос был тих и печален, но в тоже время в нем чувствовалась некая властность над ситуацией. Светлый медленно поднялся на ноги, непонятно откуда взяв легкое шелковое одеяло, которым он укутал тело, что сразу же исчезло для взора простых горожан, что могли оказаться сейчас рядом с ними.
- Дьявол. Ты снова ограничиваешь нас непонятыми правилами, позволяя им уйти? Этим ублюдкам, что просто так отделали парня? Просто потому что у них не было настроения, и у них была форма? Ты это хочешь сказать Самил?
- Нет , Солун, я просто хочу сказать, что не стоит торопиться с выводами происходящего, так как мы уже не сможем помочь парню – его душа находится на пути к Господу, и только они оба знают чем закончится эта встреча. Но мы может помочь раскаяться этим несчастным, чьи сердца полны злобы и ненависти к окружающему миру. Не от просто жизни они совершили это Солун, и ты прекрасно понимаешь это.
Темный чуть пожал плечами, поворачиваясь в другую сторону, и шепча тихо под нос – нужно было мне остаться в Самаре вместе с Рыжекрылым. Там хотя бы не стоит заботиться об «убогих и несчастных», которые еще убивают, и просто издеваются над невинными людьми – в голосе был слышен горький яд, может быть незаметный для кого нибудь из случайных слушателей, если бы таковые появились рядом. Но брат прекрасно понял его мысли, и прекрасное лицо снова покрыла печаль, и он уже порывался ответить своему мятежному брату.
Но не успел сделать этого, удивленно смотря на тело, от которого пошли слабые лучи света, что становились все сильнее, образую фигуру парня, что еще прижимал руки к лицу, жалобно крича, чтобы его не били.
-Пожалуйста, не надо.. Пожалуйста – он всхлипнул еще несколько раз, только затем отведя руки в сторону, и удивленно посмотрел на ангелов, что также замерли на месте, не спуская с него взора. Несколько секунд он молчал, затем изумленно выдохнул, пытаясь протереть глаза:
- О боже, это же ангелы… Неужели я?
- Да, именно парень. Ты умер, такое бывает в жизни, если ты еще не знал – как то сразу привычно накинул на себе маску циничности Солун, привыкший именно к таким ролям, ибо он обычно приходил карать, или проверять крепость людей на те чувства, что они испытывали, или считали, что испытывают к кому либо.
Студент опустил взор вниз, увидев свое изуродованное тело, и сразу поверил во все происходящее, понимая, что это никакой не розыгрыш, и он в самом деле мертв. И что перед ним стоят два ангела, которые видимо должны проводить его в последний путь. Его глаза могли бы наполниться слезами боли и отчаяния, но призраки не плачут. Нет, отнюдь не себя он жалел в этот момент, и что нелепый случай так рано решил забрать его в чертоги Бога. Он жалел своих близких и матушку, зная как они отнесутся к тому, что он вернулся. А когда и найдут его тело.
- Бедные, бедные – прошептал он , опуская голову, и быстро быстро обращаясь скорее к Господу, чем стоящим рядом с ним существам – Господи, Господи, пожалуйста, укрепи сердца моих близких, не дай им слишком болезненно принять мою смерть. Или пускай они не узнают об этом, пускай думают, что я просто пропал, так им будет… - он явно бредил, прося Бога о том, чтобы его близкие не мучились из за его смерти, и не наполнились к ненависти от того, что был жестоко убит. Чтобы Господь укрыл его убийц, не вызывая новую волну насилия.
Два ангела как зачарованные слушали эту невнятную, но такую пламенную молитву, что явно лилась из чистого и доброго сердца. Он просто не мог сейчас врать, и темнокрылый с горечью подметил о том, что в этом мире все меньше остается добрых людей, которые просто не могут ужиться в рамках, которые пытается навешать на них общество.
- Хватит парень. Господь слышит твои молитвы – тихо произнес он, и в его глазах появились смутно знакомые искорки, которых Самил любил меньше всего. Это означало, что он снова собрался играть какую либо роль, и предлагать различные варианты очередному несчастному, который может и ошибиться в выборе.
- Бог прекрасно слышит тебя, и именно поэтому прислал меня со светлым ангелом, что стоит рядом. У тебя есть выбор, смертный, и ты сам должен сделать его. И Учти, что это достается отнюдь не каждому, так что думай тщательнее над своими словами. Ты можешь отправиться в рай, но тогда твои близкие узнают о том, что случилось с тобой, и убийцы будут найдены, и скорее всего их души будут гореть в аду, так как не смогут раскаяться они, и все более будут укрепляться в своей злости. Но есть и второй путь, который ты можешь избрать, о мой юный друг. И он приведет тебя ко мне, то есть в ад.. Ведь ты сам понимаешь, что коль есть ангел, то есть и бес. И я предлагаю тебе добровольно отправиться в ад, но зато твои родные ничего не узнают, и тебя просто забудут. Никто не будет страдать, или мучиться, а твоим убийцам будет дан шанс на то, чтобы раскаяться. Решай, но решай скорее, так как твое время на исходе.
Самил прекрасно понял какую именно игру затеял его брат, и решил поддержать его, давая возможность парню самому решить свое будущее. Он распрямил крылья, и сделал несколько шагов вперед, величественно протягивая руку к темному, и будто временно ограждая душу студента от козней Солуна.
-Ты все сказал, демон, а теперь и мой черед сказать несколько слов этому человеку, так как у тебя нет власти над ним – он задумчиво посмотрел на парня, что заворожено слушал их обоих, и с легкой улыбкой продолжил свою речь.
-Темный несомненно прав, и ты сам можешь решить свою участь, которая зависит только от твоего шага. Мы в самом деле пришли дать тебе шанс выбрать судьбу самому за твою праведную жизнь. Ты можешь выбрать райские краски и счастье, но взамен получишь горе и боль близких, чья боль не сможет быть утешена уже никогда. Но ты не будешь виноват в этом зле, и никто не посмеет сказать что либо против твоего выбора. Или же ты в самом деле можешь отправиться следом за ним туда, где плач и скрежет, но тем самым дашь возможность своим близким обрести покой и счастье, и кто знает, может быть даже спасешь твоих убийц, что не ведают сейчас о том, что происходит. Решай, и я повторю слова своего спутника – твое время на исходе. Решай быстрее, и не ошибись не в чем, ибо потом нельзя будет изменить выбор. Да будет так, как скажешь ты сам.
Речь затихла, и свет ангела коснулся души паренька, который нерешительно стоял на месте, не зная что ему говорить. Он не хотел, не в коем случае не хотел, чтобы страдали его близкие из за него. И он не мог ненавидеть тех, кто сейчас загубил все его мечты и жизнь. Ему сулили счастье и рай. Но такой ценой, что он понимал – в этом будет мало счастья, и скорбь никогда не сойдет с его лица. С другой же стороны. Отправиться на вечные муки, зная о том, что уже не будет ничего, кроме боли… Перед глазами всплыл образ его матери, что затем сменился ликом девушки, которая будто шептала что то ему, и тихо звала по имени.
-Я… я.. –неуверенно произнес он, переводя взгляд с темного на светлого, и наоборот. Он уже сделал свой выбор сердцем, но холодный разум кричал о безумности его действий о том, что он будет счастлив, и не стоит даже ради близких обрекать себя на незаслуженные им муки.
-Я не могу.. Я не могу так..Прости меня, ангел, но я не могу так – в какой то запальчивости чувств воскликнул он, делая решительные шаги к темному, и становясь рядом – я не могу даже думать о том, что будут мучиться мои близкие в то время, как я мог даровать им счастье. Пускай я буду страдать, но по крайней мере, мои муки будут не напрасными. Я не хочу, чтобы мучились люди, и пускай лучше эту боль испытаю один я. К тому же – как то неуверенно продолжил он, будто чувствовал пытливые взгляды обоих существ, хотя не смотрел ни на одного из них в данный момент – я слышал о том, что даже в аду есть Господь, и его любовь. Я готов идти в ад…
Он решительно поднял взор, протягивая обе руки к Солуну, который внутренне торжествовал, готовый расцеловать прямо на месте паренька за его слова. Естественно, что никто не отправил бы его в ад, так как у них не было таких возможностей, но он смог пройти сложное испытание, на котором споткнулись бы многие другие. Но темный должен был играть свою роль до конца, и Солун прекрасно знал ее.
-Нет, нет…. Я не имею больше власти над тобой…Смертный, ты обманул меня – он театрально начал кричать, будто его мучил свет брата, и отходил назад, прячась в тени зданий, и продолжая слабо стонать, всем видом показывая свою бессильную злость – я не имею воли над тобой, и ты прошел испытание. Теперь ты в руках светлого. Но я еще припомню это тебе..Попомни мои слова. Я помню тебя.
Выкрикнув последнюю гневную тираду, он устало и довольно накинул на себя личину невидимости, зная, что Самил все правильно закончит и сам, просто наслаждаясь тем, что они оба начали, сами не зная куда именно может вывести их очередная затея, что граничила на весах судьбы.
Свет уже полностью окутал фигуру парня, и светлый приобнял его за плечи, радостно смеясь, и в его смехе слышалось небесное пение хора. Он не скрывал свое торжество, чтобы было искренне, ибо отрадно сердцу ангела видеть такое доброе сердце. В любое время, и в это особенно.
-Ты все сделал правильно, и я прошу прощения за то, что был вынужден проверить твое сердце на искренность. Зато теперь я могу помочь тебе с честной душой. Ты в самом деле добрый человек, и теперь я спрашиваю искренне, что ты хочешь? Ты можешь отправиться в рай хоть сейчас, или в моей власти вернуть тебе жизнь, и ты продолжишь ее и дальше, но забудешь все то, что случилось сейчас здесь. Но поверь, это будет нестрашно для тебя. Просто в твоей жизни не будет это встречи.. Что скажешь?
При последних слова ангела парень радостно воскликнул, почувствовав, как он наполняется кроткой радостью и счастьем. Счастьем того, что он сможет обнять родную мать, поцеловать свою девушку. Чувствовать еще легкие порывы этого города, и видеть своих друзей. Он не боялся смерти, нет. Но и не хотел умирать молодым, так как верил в то, что сможет принести много добра своим близким, и просто попытаться сделать этот мир лучше.
- О ангел.. Если это в твоих силах, то верни мне пожалуйста мою жизнь. Ты ведь сам прекрасно читаешь мое сердце, и знаешь что хочу я.
Самил отпустил его, кивая головой в знак согласия, и давая понять, что выполнит его просьбу. Крылья светлокрылого стали становится все больше, и больше, излучая свет во все стороны, покрывая малейшие углы тьмы, что позорно бежала отсюда. Ангел тихо шептал что то под нос, и мы не будем пытаться подслушать его, ибо нас не должны касаться тайны небесных созданий. Пускай даже они не являются настоящими ангелами, а всего лишь выдумка. Это не делало их менее реальными для города, который они хранили уже много лет.
Фигурка парня медленно таяла, входя обратно в тело, и белоснежное одеяло исчезало, открывая лежащее тело снова для глаз тех, кто мог быть на улицах в это время. Глаза чуть дернулись, и парень закашлял, удивленно смотря на свои варежки, с которых уходили следы крови. Тело ничуть не болело, и лицо было таким же целым, как и раньше.
Как будто ничего и не случилось с ним некоторое время назад. Он неуверенно поднялся на ноги, похлопывая себя по куртке, и убеждаясь в том, что снова живой. Что снова Чувствует родные улицы.
-Прощай..И удачи тебе… - Самил улыбнулся ему напоследок, медленно разворачиваясь в сторону брата, чтобы оставить парня одного, но тот быстро подошел к нему, не давая так быстро уйти, и уже сам положил руки ему на плечо.
-Постой светлый. Я хочу только попросить тебя об одной маленькой услуге – в голосе застыла неприкрытая мольба, и было видно, что он сам не понимал, как решился остановить небожителя.
-Да, что именно ты хотел попросить у меня?
-Я хочу сказать спасибо твоему брату.. Ведь он тоже ангел, да?
Сказать, что Самил удивился, означает ничего не сказать. Он был поражен проницательностью этого человека, и он уже кинул на него более пристальный вид, видимо желая убедиться в том, что это в самом деле был просто человек. И взор не обманул его- перед ним неуверенно переминался с ноги на ногу этот самый паренек. Который неуверенно улыбался.
Солун тоже ошарашено наблюдал за этим, таки снова появляясь перед тем, кто сам желал увидеть его. Такое бывало очень редко, если бывало вообще, и темнокрылый хотел узнать что именно скажет ему очередной житель города, в чью жизнь они внесли маленькую нить исправления, может быть и нарушив карму, в которую верят люди Востока, но помог сделать мир чуточку лучше.
-Я здесь, и готов выслушать тебя, но только давай быстрее. У нас нет времени постоянно возиться с тобой – нарочито грубые слова были сказаны с легкой насмешкой, и он скрестил руки на груди, ожидая реакции от своего появления.
Которая несказанно удивила его, и повергла в шок..
-Спасибо, тебе ангел. Спасибо за то, что помог мне самому разобраться в себе. И извини, но я ничуть не поверил в твои слова о том, что ты демон – студент неуверенно улыбнулся, качая головой, и как то растерянно смотря чуть в сторону, но в тоже время в сторону братьев.
- Ты не похож на темного, как бы не старался им быть. Свет видно всегда…
-Иди… Пророк.. Х… Несчастный – непроизвольно вырвалось из губ Солуна, чьи ноги просто приковали его к мостовой. Такое у него случалось впервые, и он никак не ожидал того, что кто-то сможет его раскусить. Тем более так.
Парень счастливо засмеялся, махая рукой ангелам, и направляясь в сторону дома. После сегодняшней встречи с ними он убедился в том, что у города в самом деле существовали хранители. Он сам столкнулся сегодня с ними, и даже почувствовала их благодать. И даже если они выполнят свое обещание, и он все забудет, то сердце все равно будет помнить случившиеся сейчас.
- Как он тебя! – невинно заметил светлый, провожая взглядом паренька, и коротко рассмеявшись. Совсем тихо, чтобы не злить брата – он сказал то, что я постоянно вдалбливаю в твою башку.
-Заткнись… Ироды… Мать… - совсем беззлобно произнес Солун, раскрывая свои крылья, и срываясь прочь с этого места, чтобы не видеть лукавый взгляд брата. Вслед ему летел звонкий смех светлого, и он летел к ночному покрову неба, чтобы ненадолго остаться наедине со своими мыслями. Из сегодняшней встречи он тоже извлек немалый урок.

P.S.
Прошло несколько недель, и охранники нашего благополучия уже и забыли о том случае, полностью выкинув его из головы, или сделали вид, что ничего не случилось. Это было не так уж и сложно выполнить, так как ни один из них не хотел вспоминать о произошедшем, а свидетелей у них все равно не было. Время шло за службой, и они снова тянули свою унылую лямку.
Сегодня они снова стояли на одном из многочисленных перекрестков города, лениво смотря по сторонам, и видимо ожидая увидеть возможность придраться к кому нибудь снова, чтобы выпустить очередную злобу, что успела снова накопиться внутри них.
-Ссмотри – как то странно пискнул один из них, схватившись за сердце, и показывая в сторону темного двора, откуда медленно выходила на прогулку вечерняя фигура. Высокий парень, черная кожаная куртка, и нелепая шапка. Ничего удивительного, если бы не… Окровавленные варежки, что выглядывали из карманов. Следы побоев на изуродованном и мертвом лице, и медленная походка, связанная со сломанной ногой, что мешала быстро двигаться. Они оба с ужасом узнали в нем того паренька, с которым их свела нелегкая несколько недель назад.
События произошедшего снова встали перед ними во всей полноте красок. Мертвый медленно улыбался, идя им навстречу. На росчерке алых губ застыл демоническая улыбка..
-Выыыыы – как то даже грустно произнес мертвец, протягивая руки в их стороны. Продолжая приближаться как рок.
- О Господи, нет! – в ужасе закричали оба мужчины, порываясь в сторону дороги, и не слыша отчаянного звука сигнала машины, что неслась в их сторону.
-ИДИОТЫ – с перекошенным от ужаса лицом прокричал им шофер, каким то чудом не сбив двух милиционеров, что с искаженными от ужаса лицами смотрели на другу друга – какой то лишний сантиметр, и они был бы трупы.. Как.. Резкая мысль об увиденном заставила их снова посмотреть во двор, в котором никого не было.
-Скажите спасибо, что есть еще добрые люди на этот свете, иначе вы были выскочили на несколько сантиметров дальше, чем сейчас – тихо прошептал под нос Солун, невидимкой проходя мимо них, и скидывая нелепый наряд, который ему уже не был нужен.

@темы: рассказы